հայերեն  english    
БИБЛИОТЕКА
БИБЛИОТЕКА / ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Э | Я

ИКОНА (СВЯТОЙ ОБРАЗ)
id451Иконой называют культовое творение, которое живописует Сына Божьего, Богородицу, святых, сюжеты библейской или церковной истории и, тем самым, заключает в себе священный смысл и значение. Икона может представлять собой настенную роспись или мозаику, миниатюру или образец прикладного искусства, а также небольшое по размерам произведение станкового характера, исполненное на дереве, холсте или ином материале. Сегодня в теории христианского искусства словом «икона» (происходит от греческого «эйкон» – «образ», «изображение», «подобие») чаще всего обозначают произведения станковой живописи, написанные на доске по определённому живописному канону. Однако в армянском языке это понятие не увязывается только лишь со станковой иконописью (поскольку в отличие от культового искусства некоторых других стран, в церковной живописи Армении этот жанр не нашёл широкого распространения), но сохраняет свой первоначальный, глубинный смысл, подразумевающий всякое священное изображение, вне зависимости от его материала, размеров и даже художественного уровня. Ибо сакральное значение икона приобретает не в силу своей каноничности или эстетического достоинства, но по причине святости изображённого на ней лика или события, а особенно – через освящение и благословение образа, сообщающее ему благодать Святого Духа и делающее его неотъемлемой частью культового действа. Многие иконы прославлены благодаря не столько своим художественным совершенствам, сколько заключённой в них чудотворной силе.
Тем не менее, Отцы Церкви с определённым усердием надзирали за тем, чтобы икона – одно из важнейших слагаемых атмосферы церковного богопочитания – как канонически, так и художественно по мере возможности соответствовала своему духовному значению. С этой целью были выработаны иконографические принципы в корне противоположные законам светского изобразительного искусства. И, естественно, что лишь образы, соответствующие всем этим принципам, освящались Церковью и становились полноправными участниками церковного богослужения.
Необходимость составления иконографического канона обуславливалась тем огромным значением и смыслом, который учителя Церкви вкладывали в священный образ, отводя ему особую роль, равнозначную духовному слову: они почитали икону одним из средств, научающих Священной Истории, тайнам Божественного домостроительства, или, иначе говоря, основам христианского богословия. Столь высокое предназначение иконы диктовало и использование при её написании особого изобразительного средства – языка символов, своеобразного воспроизведения образов и необычного согласования линий и цветов, посредством которых в душе созерцающего запечатлевалось благолепие богоугодного пути, неземное сияние святости и величие горнего мира, рождая духовное размышление и подвигая к молитве, путеводящей ум к высотам боговедения. Именно по этой причине каноническая икона не претендует на точную, реалистическую передачу образа, но являет его условно-символический характер. Xудожник, следующий канону, обязан надлежащим образом осмыслить всё происходящее на иконе, чтобы не принижать священный образ до телесно-душевного уровня, но раскрыть его иноприродную, духовную сущность. Глубокое осмысление духовной роли иконы в жизни Церкви как источника благодати и посредника в молитве усугубляет её таинственное воздействие, исцеляющее от хворей и оберегающее от зла, порицающее грех и побуждающее к возрастанию в благочестии.
* * *

Первые иконы появились ещё в апостольскую эпоху. Согласно преданию об обращении в истинную веру св. царя Авгаря, восходящему ко времени распространения христианства в Армении, прообразом иконы стало нерукотворное изображение Спасителя на плате, исцелившее венценосца. По свидетельству другого предания, священный образ Богоматери, написанный кистью св. евангелиста Иоанна, был доставлен в Армению св. апостолом Варфоломеем и передан на хранение в обитель Огеванк.
Упоминания о последующих выносных образцах станковых икон, существовавших на территории Армении, в сравнении с другими христианскими странами весьма немногочисленны, что обусловлено взаимным отчуждением армянского и греческого духового искусства в результате раскола Церкви: армянские учителя проявляли большую осмотрительность в отношении образов, ввозимых из инославных Церквей, особенно, если запечатлённые на них лики принадлежали неизвестным в Армении святым. Ещё одной причиной для опасений являлось то, что иконопочитание в те годы нередко носило характер гипертрофированный, граничащий с идолопоклонством: многие несведущие миряне почитали не изображённое на иконе, но её вещество. Подобные уклонения привели к тому, что станковая иконопись была отвергнута иерархами Армянской Церкви и не получила большого распространения (своеобразной заменой этой ветви изобразительного искусства в Армении стали рельефы священных образов, высекавшиеся на хачкарах). Данное обстоятельство побудило некоторых исследователей искать истоки иконоборческого движения в учении Армянской Церкви. Однако подобная точка зрения лишена всяких оснований, ибо ересь иконоборчества всегда находила решительный отпор со стороны учителей Армянской Церкви, а священные изображения получили самое широкое распространение во всех видах церковного искусства, за исключением станковой живописи.
На многих, сохранившихся доныне, армянских миниатюрах и фресках, барельефах и просто предметах культа можно увидеть дивные образцы священных изображений, во всём созвучных духовным первоосновам иконописного мастерства. В силу сложных исторических условий искусство иконообраза временами переживало упадок, временами, подобно культурной жизни страны в целом, прерывалось совершенно. Именно политические непогоды и усиление иноземных влияний привели к тому, что в XVII-XIX веках армянское церковное искусство и, в частности, иконопись, отклонились от каноничности, ориентируясь с одной стороны на секулярные традиции западноевропейской живописи, с другой – на художественные образцы господствующих исламских народов со свойственной им перегруженностью орнаментом. В этот период находит распространение множество небольших станковых икон, написанных в основном на холсте. Украшение церковных интерьеров подобного рода изображениями вскоре приобрело силу традиции и фактически заменило их роспись, что нередко объяснялось причинами сугубо технического характера.
Также, одним из художественных нововведений этого периода явилось возведение позади алтарного престола высокого пьедестала для креста, на передней поверхности которого впоследствии стали размещать изображение «Богородицы с Младенцем». Установился и определённый порядок расположения святых образов в других частях храма: иконы «Крещение» – над крещальной купелью, фигуры апостолов Фаддея и Варфоломея – слева и справа от алтаря, изображения апостолов Петра и Павла – по обе стороны от главного входа и т. д.
В XX в., вследствие геноцида армян, а затем – Октябрьской революции, мастерство иконообраза во всех его ответвлениях развивалось фрагментарно и непоследовательно: лишённое формировавшихся веками канонических устоев и освобождённое от контроля Церкви, творчество армянских иконописцев пошло по пути своевольных трактовок и случайных творческих решений. И только сегодня в независимой Армении предпринимаются шаги к пересмотру этой проблемы и возвращению искусства иконописи на подобающий ему уровень.
 
sacredtradition.am