հայերեն  english    
БИБЛИОТЕКА
БИБЛИОТЕКА / ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Э | Я

МИНИАТЮРА
id327На протяжении веков рукописная книга играла в жизни Церкви неоценимую роль, являясь носителем её письменного предания. Невозможно представить себе армянское церковное наследие без древних манускриптов, иллюминированных сообразно величию их содержания. Миниатюра возникла не от простого стремления к украшению рукописи, но от потребности осмыслить в красках заключённое в ней повествование. Живописное оформление книги, рождённое как образный отклик на духовное слово и тесно связанное с контекстом, подобно иконе, становится своего рода бессловесной проповедью и также заключает в себе самостоятельную духовную ценность. Многие миниатюры иконографически мало чем отличаются от сходных с ними по содержанию настенных росписей и не менее монументальны по своему эстетическому воздействию.

Первые образцы армянской церковной миниатюры были созданы, по всей вероятности, ещё до изобретения армянской письменности (406 г.). Наиболее ранние из дошедших до нас рукописей датированы VI веком. Это – четыре композиции, подшитые к Эчмиадзинскому Евангелию (Ереван, № 2374): «Благовестие Захарии», «Благовещение», «Поклонение волхвов» и «Крещение». В этих миниатюрах представлена древняя восточно-христианская традиция живописи и вместе с тем прослеживается влияние позднеантичной эпохи. Отличающая их торжественная приподнятость и строгость стиля, невещественность линий и красок свидетельствуют о том, что в столь раннюю эпоху уже существовало искусство иконообраза с установившимися правилами жанра.

Благовещение
Ереван, № 2374. С. 228б. Эчмиадзинское Евангелие, VI в.

Когда в Армении свирепствовали арабские полчища, искусство украшения рукописей прервалось. По всей вероятности, была подвергнута уничтожению и большая часть созданных к тому времени манускриптов, чем объясняется то, что ни одна из миниатюр, исполненных в период с VI (после четырёх упомянутых выше композиций) до IX веков не сохранилась до наших дней. Из целиком иллюминированных книжных памятников, созданных во второй половине IX века, после освобождения от арабского ига, следует отметить Евангелие царицы Млке (851-862 гг.) и Эчмиадзинское Евангелие (989 г.) – миниатюры, в орнаментике которых переплетаются эллинистический и древний восточно-христианский стили. Тогда как в Евангелиях, известных под названиями Санасарианского (986 г.) и Католикоса (X-XI вв.), в значительной степени преодолены отголоски языческого искусства, явлено сугубо христианское восприятие образа и предвосхищены основные элементы иконографического канона. В этих Евангелиях уже прослеживается определённая конструкция средневековой армянской рукописи, в которой первые страницы отводятся хоранам с посланием Евсевия Кесарийского и таблицы согласования параллельных мест в Четвероевангелии.


Хоран
Венеция, K1144/8b, Евангелие царицы Млке, 851-862 гг.

К началу XI в складываются и дифференцируются стилистически различные школы армянской миниатюры. Принято различать школы Малой Армении, Ани и Сандхкаванка (XI-XII вв.), Киликии (XI-XIV вв.), Высокой Армении и Арцаха (XIII-XIV вв.), Гладзора и Татева (XI-XIV вв.), Васпуракана (XIV-XVII вв.), а также центры книжного искусства в колониях армянской диаспоры (XIV-XVIII вв.).


Для миниатюр, созданных в Малой Армении, характерен схематично-графический стиль, вместе с тем, в них чувствуется влияние традиций древней восточно-христианской настенной живописи. Среди памятников этой группы особняком стоит исключительное по своим достоинствам Евангелие 1038 г., миниатюры которого отличает своеобразное, предвосхитившее канон, иконографическое решение евангельских сцен, которое подчёркивает таинственный смысл библейского повествования.


Хоран 1
Ереван, № 6201. С. 1б, Евангелие, 1038 г.

Из дошедших до нас прославленных образцов так называемой «анийской школы» следует отметить Евангелия Бегюнц и Могни, в которых уже воссозданы канонические типы иконообраза. И образы евангелистов, и титульные листы, и евангельские сцены выполнены согласно окончательно сложившимся иконографическим канонам. Миниатюры этих Евангелий, насыщенные яркими, сочными, гармонически сочетающимися красками, перекликаются с некоторыми образцами монументальной фрески. Подобная цветовая гамма и вместе с тем ещё более ясная и свободная манера письма, а также сугубо эмоциональная трактовка образов отличают Евангелие № 2877 (Ерзнка).


Благовещение
Ереван, № 2877. С. 17б, Евангелие, ХI-ХII вв.

Мастерством исполнения восхищают миниатюры художника Анийского монастыря Оромос Игнатия, отмеченные не только высоким качеством чистых, сверкающих подобно драгоценным камням красок, но и своеобразной лиричностью господских образов. Анийскую школу представляет также Ахпатское Евангелие 1211 года (художник Маргарэ), в хоранах которого и в единственной в рукописи композиции на евангельский сюжет «Вход в Иерусалим» представлены колоритные жанровые сценки из жизни анийских горожан.
Миниатюры Евангелия «Таргманчац» (1232 г. художник Григор Цахкох) с их исполненной драматизма цветовой гаммой, напряжённым обликом персонажей на фоне условного пейзажа по сути своей близки экспрессионизму. Различные исследователи усматривают в этой рукописи черты, характерные одновременно для школ Ани, Высокой Армении и Арцаха.


Евангелист Матфей
Ереван, № 2743. С. 11б, Евангелие «Таргманчац», 1232 г.
Художник-миниатюрист Григор Цахкох

Опустошительные набеги турок-сельджуков (XI-XII вв.) на время загасили творческий дух армянского народа. В этот период новым политическим и культурно-духовным центром страны становится крепнущее Киликийское армянское княжество, где также продолжается развитие жанра миниатюры.

Книжные памятники киликийской школы на первоначальном этапе (первая половина XII в., Евангелия из Ромклы и Дразарка) мало чем отличались от миниатюр, созданных в коренной Армении. Однако благодаря попечительству тарсийского архиепископа Нерсеса Ламбронаци (1153-1198) в скрипториях монастырей Скевр и Млич началось возрождение мастерства рукописания, иллюминирования рукописей и книжного искусства в целом.
Из иллюстрированных в этот период манускриптов особое место принадлежит «Нареку» – рукописи 1173 года, содержащей портреты св. Григора Нарекаци (миниатюрист Григор Мличеци), Скеврийскому (1190 г.) и Венецианскому Евангелиям.


Образ св. Григора Нарекаци (поклонение Xристу) и титул пятьдесят третьей главы «Нарека»
Ереван, №1568, С.178б-179а, Нарек (Книга скорбных песнопений), 1173 г.
Переписчик и художник-миниатюрист Григор Мличеци

С середины XIII в. значительный подъём переживало искусство книги в Ромкла (Евангелия 1249 и 1251 гг.): миниатюры получили изящество и отточенность, обогатились новыми орнаментальными мотивами и вместе с тем приобрели бóльшую чёткость и законченность. Наивысшего взлёта миниатюра Ромклы достигла в творчестве Тороса Рослина. До наших дней сохранился ряд иллюминированных художником рукописей (Малатийское и Севастийское (1262 г.) Евангелия, «Маштоц» (1266 г.), Евангелие князя Васака и др.), в которых он не только использовал уже существующие иконографические композиции, но и создавал новые, тем самым увеличивая число евангельских сюжетов. Впоследствии рослиновские иконографические схемы вошли в канон и использовались другими миниатюристами. Новыми чертами Рослин наделил и евангельские персонажи, акцентируя не столько сверхприродное начало духовных переживаний, сколько все оттенки отражающейся на ликах живой экспрессии. Однако, художник не нарушал каноничности иконообразов, но удивительно гармонично сочетал символизм их облика с естественностью поз и движений и с общим декоративным оформлением сцен.


Положение во гроб
Иерусалим, № 1956. С. 171а, Евангелие, 1265 г., Ромкла
Художник-миниатюрист Торос Рослин

Эта гармония несколько нарушилась в творчестве последователей Тороса Рослина, особенно в работах киликийских придворных миниатюристов, уклонившихся от канонического письма к светской манере живописи: трактовка образов стала подчёркнуто драматичной и ярко эмоциональной, возросла пестрота и усложнённость орнамента (см. Евангелия №№ 9422, 2629, Евангелие восьми художников, «Чашоц», Евангелие царицы Керан). В меньшей степени все эти черты коснулись миниатюр, исполненных в монастырских школах того времени (Сборник фрагментов Библии 1263-1266 гг., Библия 1270 г., Евангелия Ованеса и Смбата Гундестабля), отличающихся большей сдержанностью образов и орнаментов.


Царь Левон III и царица Керан с детьми. Вверху: «Деисис»
Иерусалим № 2563. С. 280а, Евангелие царицы Керан, 1272 г.

В начале XIV в. стиль придворной школы эволюционировал к упрощённо-схематичному искусству, которое возвратило киликийскую миниатюру к её истокам и вместе с тем обогатило светлыми, жизнеутверждающими красками. Самым видным представителем этого направления стал Саргис Пицак. К числу дошедших до нас многочисленных миниатюр художника принадлежат Библия 1338 г., Евангелия – Дворцовое и Врачевания, Шаракноц 1325 г. Саргис Пицак является последним крупным представителем Киликийской школы миниатюры и одним из прославленных мастеров армянского изобразительного искусства в целом.


Рождество
Ереван, № 5786. С. 17а, Дворцовое Евангелие, 1336 г.
Xудожник-миниатюрист Саргис Пицак

В Высокой Армении развитие жанра миниатюры шло по своему особому пути. Творчество местных мастеров, разрозненное в стилевом отношении, ещё не образовало единой школы. Среди манускриптов этого региона наибольший интерес представляют Мушский Гомилиарий 1202 года (самая большая армянская рукописная книга), Библия из Ерзнка 1269 года и иллюминированная рукопись XIV века из Баберда.
Библия из Ерзнка, содержащая оригинальные композиции на ветхозаветные сюжеты, является выдающимся достижением школы коренной Армении. Иллюстраторам удалось создать галерею портретных изображений писателей Священного Писания, которые явились безусловным приобретением для искусства иконообраза. Сдержанное и благородное сияние золота на нимбах, окутывающих чуть объёмные фигуры персонажей, в сочетании с лучистым орнаментом рождают светоносное звучание, всецело созвучное духу иконографии.


Первая страница книги Бытия
Иерусалим, № 1925. С. 9а, Библия, 1269 г., Ерзнка

Своеобразны миниатюры Арцахской школы, исполненные в схематично-интеллектуальном, упрощённом стиле с присущим ему обилием сакральных символов, влекущих ум созерцающего к постижению глубинного смысла изображённого (Евангелие Xоранашата, Евангелия XIII-XIV вв.).


Тайная вечеря
Ереван, № 316. С. 11а, Евангелие, XIII-XIV вв., Арцах

Несомненным достижением армянской миниатюрной живописи стало искусство школы Гладзора, ярчайшими представителями которой являются Момик, Торос Таронаци и Аваг. Миниатюрам Момика, владевшего также искусством ваятеля и зодчего, свойственна уравновешенная монументальность. На слегка объёмных ликах персонажей лежит печать глубокого и сдержанного чувства. Одежды и окружающие предметы смоделированы более объёмно посредством резкой светотени и ритмичных цветовых переходов, сообщающих всей композиции некоторую напряжённость. Так красками и иными выразительными средствами Момик живописует одновременно земное и небесное. Дыхание «запредельного» несёт на себе всё творчество художника в целом, помогая зрителю возноситься сердцем и умом к высшему, горнему миру. Особой декоративностью отличается искусство Тороса Таронаци, испытавшее некоторое влияние киликийской школы. Его картинам свойственны доходчивость и свободная от натурализма простота и вместе с тем – далёкое от схематизма и абстракции богатство светозарного орнамента.
Последним крупным мастером школы Гладзора является Аваг. Творчеству художника, испытавшего влияние своих именитых предшественников – Момика и Тороса Таронаци – и усвоившего достижения придворной киликийской школы, присущи особая пышность декоративного убранства, динамичность, глубокий психологизм. Одним из основных достижений искусства Авага являются живописные композиции, размещённые непосредственно в тексте: несмотря на иллюстративный характер и отсутствие обрамления они сохраняют свою каноничность и являют самостоятельную художественную ценность.


Воскрешение Лазаря
Ереван, № 212. С. 278б, Евангелие, 1337 г., Тавриз
Переписчик и художник-миниатюрист Аваг

Непосредственными продолжателями искусства школы Гладзора стали представители Татевского университета в лице св. Григора Татеваци и его учеников. Миниатюры Евангелия 1297 года, иллюстрированные св. Григором Татеваци в 1378 году и обнаруживающие определённое сходство с декоративным стилем Тороса Таронаци, вместе с тем отличаются подчёркнутой монументальностью, а в иллюстрациях Анануна Сюнеци особый интерес представляют редкие в армянской миниатюре изображения святых воинов-всадников, а также обращает на себя внимание насыщенная цветовая гамма, в которой прослеживается влияние исламской миниатюры.



Самобытное явление в истории армянской книжной живописи представляет собой Васпураканская школа, время наивысшего расцвета которой приходится на XIII-XV вв. Именно в этот период Васпуракан находился под пятой иноземных властителей, что естественным образом повлияло на творчество местных художников. Прежде всего это влияние сказалось в оскудении живописной палитры жанра: миниатюры исполнялись уже не на пергаменте, а на бумаге, что почти исключало возможность черновых вариантов, выбор красок в основном ограничивался акварелью и гуашью, полностью отсутствовало золото. Стремление к надлежащему качеству при столь скупых выразительных средствах принуждало художников, с одной стороны, прибегать к незатейливой простоте (Ованес Xизанци, Церун), с другой – достигать большого мастерства (Минас Цахкох, Карапет Беркреци, Вардан Багишеци).
Иконография васпураканских миниатюр в основе своей схематична и гиперболична, широкое применение в ней находит символ, преобладают яркие и чистые цвета, нередко заменяя собой традиционный золотой фон, они передают сияние духовного света. Своей незамысловатостью васпураканская миниатюра напоминает искусство раннехристианской Армении. В Васпураканской школе различают такие центры рукописного искусства, как Ахтамар, Багеш, Беркри, Хизан и некоторые другие. Характерной особенностью миниатюр Васпуракана и Малой Армении является наличие в них памятных приписок – превосходных источников для изучения канонических композиций.


Крещение
Ереван, № 7778. С. 3б, Евангелие, 1462 г., Арчеш
Художник-миниатюрист Карапет Беркреци

В армянских колониях, образовавшихся вследствие тяжёлой политической обстановки, наряду с другими жанрами искусства развивалась и миниатюра. Армянские миниатюристы иллюстрировали рукописи в Алеппо (Сборник 1644 г.), в Константинополе (Маркос Паткераан, 1614 г.; Житие святых, XVII в.), в Италии (Евангелие 1331 г.), в Иране (Таврежское Евангелие 1356-1357 гг.), естественным образом испытывая в своём творчестве влияние местных культур. Наибольшей высоты искусство миниатюры достигло в армянских колониях Крыма (XIV-XVII вв.) и Новой Джуги (XVII-XVIII вв.).
Армянские колонии Крыма были основаны переселенцами из Великой Армении и Киликии, продолжившими в искусстве миниатюры традиции отечественных школ. Главные очаги книжной живописи находились в Сурхате и Кафе. Из рукописей, созданных в Сурхате, наибольшей известностью пользуются «Манрусмунк» (1352 г.) и «Чашоц» (1356 г.) Из манускриптов, иллюминированных в Кафе, к лучшим причислены «Нарек» (1401 г.) и «Патерик» (1430 г.). Сохранив национальные черты в характеристике персонажей и в основах иконографии, представители армяно-крымской школы одновременно испытали влияние византийского и западноевропейского искусства, что обогатило армянскую миниатюру новыми иконографическими композициями.


Богоматерь с Младенцем
Ереван, № 8029, Сборник, XIV в., Крым

Живописная школа в Новой Джуге большей частью продолжила традиции васпураканской миниатюрной живописи. Наиболее яркий её представитель – Акоб Джугаеци (нач. XVIII в.), считается также последним крупным армянским миниатюристом.
 
sacredtradition.am